Почему мы живем в худшем из миров?

Блог путешествий. Современный туризм. Обзор стран и городов

Почему мы живем в худшем из миров?

«Мы живем в лучшем из миров», — когда-то опрометчиво изрек оптимист Лейбниц. И ему тут же досталось от Вольтера, а позже от Бертрана Рассела. А вот Артур Шопенгауэр, кажется, изрек, что мы живем в худшем из миров, и, кажется, был бесконечно прав.

Судите сами: с рождения до тризны жизнь каждого из нас наполнена борьбой, конкуренцией с бесконечными соперниками и противостоянием даже с теми, кого мы любим и кто любит нас.

Каждое живое существо от блохи до кита рождается в муках, жизнь его преисполнена ежеминутного страха, нескончаемой борьбы с многочисленными хищниками и даже своими сородичами. Новорожденного цыпленка пытается утащить ястреб, да еще и собственные братья и сестры норовят выпихнуть их гнезда. Даже детенышей-львят царя природы пожирают гиены и воруют павианы, и норовит убить тот самый царь-лев-соплеменник, который не хочет конкуренции.

Рождается каждая тварь в муках, живет в постоянных страхе и борьбе и погибает, чаще всего, в расцвете сил, будучи кем-то съеденным, разорванным или убитым ради шкуры, мяса и жира.

Понаблюдайте за кошкой, собакой, дикой ланью… Рыбой в воде, воробьем на дереве, зайцем в зарослях леса. Вся их природная сущность пронизана животным страхом, они всегда начеку, всегда в обороне, готовые убегать, прятаться или нападать, чтобы защитить свою жизнь, которая в течение их короткой жизни тысячи раз подвергается разным опасностям.

Франс Снейдерс, «Охота на оленя»
Фото: artchive.ru

Страх, а не высокопарная, придуманная болванами-поэтами любовь или даже инстинкт прокормить себя и потом размножиться — самая сильная и распространенная эмоция в любом живом существе.

Примерно то же самое и у человека: мы сомневаемся десять раз на дню, испытываем чувство голода и жажды три-четыре раза, нежности или полового влечения раз-два, а чувство страха нас никогда не покидает. Как мы выглядим, то ли говорим, то ли делаем, любят ли и принимают ли нас, не уволят ли с работы, не уйдет ли от нас жена, одобрит ли читатель наши мысли и чувства: чувство страха во всем его спектре, даже в нашем изнеженном социуме, мы испытываем почти ежеминутно, лишь иногда расслабляясь и забывая про него.

Читайте также  Чем интересна церковь святого Евстафия в Венеции?

В своей траве или на своей ветке, в пруду или в горах, в лесу или в офисе… В детском саду — по причине комочков в манной каше или воспитательницы-изергиль. В школе, где нас дрессируют и оценивают, как собак, по бальной шкале, выдают нам «сахарок» и наказывают, если мы недостаточно прилежны, успешны и послушны. В вузе, армии, на работе…

Мы, как и заяц или воробей, вынуждены всю жизнь бороться, конкурировать и страдать. Страдание настолько переплетено с нашей сущностью, что в некоторых религиях его решили сделать инструментом положительным, для искупления, необходимым для счастья на том свете.

Александр Франсуа Деспортес, «Натюрморт с убитым заяцем и фруктоми»
Фото: artchive.ru

Человеку известно более тысячи заболеваний каждого органа в своем теле, сотни напастей в виде стихии, врагов, коварных друзей…

Мы вынуждены — у нас нет выбора и выхода — участвовать в постоянной борьбе с миром, недругами и соперничестве друг с другом, испытывая лишь мимолетное облегчение или радость от того, что кого-то обошли, нас не наказали, нами довольны.

Все наши наслаждения и радости мимолетны, мы никогда не бываем достаточное время довольны или счастливы. А вот состояния недовольства, депрессии и страха у нас куда дольше и сильнее.

Горе может длиться год и два, а вот счастье — всего минуту, час, день…

Мы вынуждены себя уговаривать, убеждать, «аффирмировать», что мы счастливы. Тренинги счастья, уверенности в себе, избавления от страхов и комплексов — самые распространенные. Оптимизм — это наука, которой обучают депрессивных людей, само по себе это чувство почти не приходит и никогда само по себе не остается.

Мы проживаем большей частью далекие от продолжительных счастья и радости жизни и в конце жизни делаем усилие, чтобы солгать самим себе, что ни о чем не жалеем. И чем тяжелее была жизнь, тем увереннее из наших уст: «Я прожил прекрасную жизнь».

Читайте также  Города России. Чем интересен Старый Оскол?

Мы цепляемся за детей и говорим, что мы счастливы, потому что естественным образом родили и воспитали своих детей (словно в этом есть что-то уникальное, а не естественное). Хотя в глубине души понимаем, что особо детям своим не нужны, у них свои жизни, свои печали и своя борьба.

Фото: Depositphotos

Мы говорим, что счастливы, потому что построили карьеру, выбились в начальники, заработали денег. Только знаем, что в конечном итоге все это радует недолго и все происходило в жестокой борьбе, страхе и конкуренции.

«И снова в бой, покой нам только снится». Борьба, вечная борьба, соперничество, конкуренция, состояние напряженности и вследствие этого несчастливости, в которой мы стыдимся признаться.

Тысячи страхов, переживаний, комплексов… депрессии, панические атаки, состояние тревожности — давно уже норма современного общества. Надо ли кому-то доказывать, что этот мир далеко не лучший из всех, которые могут существовать, и что Шопенгауэр, Вольтер и Бертран Рассел не так уж были неправы?